Солдатики

На «Байконуре» в ракетных войсках служил отец. Только раньше, не в конце восьмидесятых. В детстве я очень любила его армейские истории и про сусликов и про иностранный спутник, который каждый день где – то там над ними, солдатами, пролетал. Для меня это были веселые истории. Когда я шла после «Солдатиков» зимой, я думала, что этот спектакль понравился бы отцу и что он сказал бы, конечно, что все это правда и что так бывает. Я не знаю, почему я тогда, зимой, ничего не написала. Я вышла не пустой, но опустошенной, наверное, потому, что когда тебя ставят лицом к лицу с такими страшными вещами – ты теряешься. Знаешь что сказать, а как – не знаешь. Кажется, что слов мало. Спектакль – событие может случиться и в «большом» театре, куда на премьеру приходит много разных людей и в «маленьком», куда с заговорщеским видом чаще приходят «свои».

«Солдатики» Андрея Алексеевича Ярлыкова – это спектакль – событие. Не «Солдаты», а «Солдатики». Как пешки, как шахматные фигуры. Ими жертвуют, они идут в расход. Сколько таких Хрустяшиных и Новиковых было, сколько их будет… Эта степь, эта казахская музыка на один лад. Все какое – то обшарпанное, заброшенное, запущенное, как говорят «Богом забытое место». Какая – то часть, какое – то подсобное хозяйство посреди степи. История, разворачивающаяся в этих нехитрых «декорациях» могла бы быть просто о перевоспитании, о столкновении мироощущения двух русских мальчиков, которые вдруг оказались вместе в одинаковых условиях… А она о более серьезных, философских, жизненно необходимых каждому вещах, но и о страшных. О жерновах системы, о геройстве, о дружбе, о том, что есть «хочу» и «должен».

И получается, что вот эти мальчики, которые поступают как герои, как мужчины – они служат в подсобном хозяйстве. И их «подвиг» он останется непонятым, про него даже никто не узнает. Подвиг… но ведь нет войны. Не хочется пробегаться по сюжету, приходите в театр, смотрите этот спектакль, вдыхайте запах сырых досок, тушенки, погружайтесь. За комичной завязкой этой истории, там, дальше, чудовищные вещи, но ты как зритель уже втянут в это, небезразличен. Я не знаю почему, но по ходу спектакля я несколько раз возвращалась к «Очень простой истории», для меня есть что – то общее в этих двух пьесах, как будто одна предваряет другую и если это нерв, то это нерв от начала и до конца. Наверное, поэтому выходишь опустошенным, по- хорошему. От смеха до кома в горле – одна реплика.

А потом я подумала, что их убьют и они понимают, что их убьют. Все происходящее после этого не имеет значения, и вот уже отвечающий по уставу Андрей (Алексей Пятаков) , написавший «отказ от Бога» и заявку в комсомол спокойно чистит картошку, а Саня (Станислав Фокин) пишет домой письмо, которое, конечно будет читать вся деревня, и это письмо последнее. Потом садятся и ждут… и уходят в другое пространство. Они уходят, а будущее, которое совсем близко останется за такими как Бес (Андрей Голошапов).

Полина Зонова, театральный обозреватель